Светлана Петелина: Социально значимую работу невозможно выполнять только за зарплату
 

Интервью с директором Сахалинской патронажной службы "Родные люди"

Руководитель патронажной службы "Родные люди" Светлана Петелина уже несколько лет организованно и успешно занимается помощью пожилым людям, инвалидам и тем, кто по какой-то причине нуждается в помощи общества. Как обучить будущую сиделку профессионально обращаться с нуждающимися в помощи людьми, какие человеческие качества важны, чтобы реализоваться в социально значимой работе, и что помогает таким людям не испытывать эмоционального выгорания — об этом и многом другом Светлана Петелина рассказала в интервью ИА PrimaMedia.
 

— Светлана Юрьевна, расскажите, как долго существует проект "Родные люди" и как возникла идея его создания?

 

—В конце 2016 года Министерство социальной защиты вышло на нашу организацию с предложением создать службу сиделок, потому что есть в Сахалинской области очень много людей, которые нуждаются в уходе и присмотре. Буквально через несколько месяцев мы открыли такой проект. Начали с обучения будущих сиделок: прежде всего, правильному уходу, потому что "если неправильно помогать, можно и навредить".

Необходимо было объяснить, как делать элементарные процедуры —  переворачивать человека, переодевать, кормить и всё остальное. Так у нас состоялся первый набор в школу сиделок. В обучение мы включили два блока: психологический и медицинский. Психологический блок касался того, что сиделка, как чужой человек, приходит в новую семью, к новым людям, и ей нужно научиться находить общий язык и с подопечным, и с семьёй. 

Медицинский блок — это уже конкретные правила ухода. В том числе и ухода за лежачими подопечными с пролежнями. Работа с такими людьми тоже входит в обязанности сиделки, потому что пролежни нужно правильно обрабатывать. 
 

— Вы сами находите подопечных или подопечные находят вас?

 

— Сейчас уже слава, наверное, бежит впереди нас. А раньше было тяжеловато. Сейчас сарафанное радио стало работать, потому что частенько люди звонят, говорят, что у знакомых есть сиделка и им тоже нужна. Случается, что и сами сиделки приводят своих родственников и знакомых.

— Насколько ваша деятельность востребована в Сахалинской области? Есть ли у вас какая-то очередь? 

 

—Я думаю, что помочь мы можем всем, главное к нам вовремя обратиться, потому что сиделку за полчаса найти невозможно. Некоторые сиделки имеют по 2-3 подопечных, потому что работают в разном режиме. Есть те, кто работает целый день с одним человеком, потому что ему необходим постоянный уход.

Есть такое, что нужно только два раза в день прийти, покормить, памперсы поменять, буквально на пару часов. В такой ситуации сиделка может взять ещё одного подопечного: завтраком покормила, белье поменяла, пошла к другом, сделала примерно то же самое и вернулась к первому.

Есть сиделки, которые работают круглосуточно, когда нельзя оставить подопечного без присмотра. Это называется сиделка с проживанием. Есть сиделки, которые работают с детьми-инвалидами. Это отдельная категория. 


—  А для каких категорий вы работаете? На кого распространяется ваш проект?

— На всех. Это дети-инвалиды, пожилые, перенёсшие какие-то тяжёлые заболевания (инсульт, инфаркт), которые прикованы к постели в силу болезни. Есть пожилые, которые в силу возраста не могут сами себя обслуживать. Также люди, возраст которых настолько преклонный, что они могут только лежать. Так что, можно считать, что наши подопечные все, кто нуждается в какой-то помощи.

—  Вы говорили, что вначале было много желающих стать сиделками, потом произошёл некий отсев. Насколько сейчас сложно подбирать кадры?

—  Думаю, всегда сложно. Иногда приходит кандидат, и вроде и человек хороший и хочет помогать, но потом понимает, что это физически тяжело, морально тяжело, и не остается. Есть сиделки, которые работают с первого дня работы нашего проекта, а есть те, кто пришёл недавно. Бывает, что приходят люди с осознанным выбором лет 35-45, а есть девушки до 30. Устраиваются и очень успешно работают. У них очень хорошие отношения с подопечными, с семьями складываются. Ещё есть сиделки-мужчины. Один из таких чуть ли не с первого дня у нас работает, и довольно успешно. У него были подопечные, которые не ходят, только лежат или сидят, а он ставит перед собой цель поставить их на ноги. 

— Удаётся ему?

 

—  Конечно, мужчина с мужчиной всегда договорится. Я прямо горжусь этим специалистом.

 

— Как в вашей сфере с эмоциональным выгоранием? Есть ли какие-то способы реабилитации сотрудников? 

— Да, у нас есть специальные занятия для сиделок — по эмоциональному, профессиональному выгоранию. Понятно, что это не постоянно, но периодически. Набирается группа и психологи с ними работают. Зачастую человеку надо просто выговориться. Не в дом же к себе это нести, из этого ничего хорошего не получится. Поэтому, конечно, психологи работают с нашими сотрудниками регулярно.

— А какая мотивация, кроме материальной, есть у ваших сотрудников? Что их заставляет идти к вам?

— Я думаю, что это всё-таки очень большое желание помогать людям. Мы открыли этот проект, чтобы помогать людям. В каждой семье случается, когда есть престарелые, пожилые родственники, или какие-то жизненные ситуации, когда родному человеку требуется уход. Мы об этом подумали, взвесили, начали этим заниматься, и у нас получилось.
 

— Вы работаете с еще одним проектом — "Центром трудоустройства и досуга" для молодых инвалидов. Расскажите о нем? 

 

— Этот проект работает уже два года. У нас на трудоустройстве задействовано более 20 ребят с инвалидностью от 18 лет. Это ребята, у которых ментальные нарушения, их, возможно, уже никогда не возьмут на работу. Но мы их учим, трудоустраиваем, и они у нас работают. Плюс важна и социализация. Часто случается, что когда молодые люди с инвалидностью к нам приходят, то начинают раскрываться, разговаривать, общаться, в музеи ходят, читают, руками что-то делают. Я считаю, что это большой плюс для таких ребят, потому что до этого у них были семья, дом и всё. А теперь есть целый коллектив, наставник, новые друзья и знакомства. 
 

— В этом году проходит Ежегодная премия губернатора "Сахалинский маяк" (16+). Как вы относитесь к этой инициативе, принимаете ли участие в этом мероприятии? В каком качестве? 

— Да, мы подали заявку на участие в конкурсе от сахалинской патронажной службы "Родные люди", проходим по направлению министерства соцзащиты. А я сама выступаю экспертом в другой номинации, которая касается развития волонтерского движения — "Помогать просто". Это номинация от Агентства по делам молодежи. Само название номинации говорит о том, что каждый из нас может стать волонтером. Просто найти время, пойти и сделать какое-то небольшое, но доброе дело, найти единомышленников — и сделать что-то более значительное. Все просто! 

— Вы уже видели заявки номинантов? Что о них можете сказать? 

 

— В моей номинации две отдельные категории: лучшее объединение и лучший руководитель объединения. Я видела заявки и понимаю, что все эти орагнизации, волонтеры действительно горят своим делом, им это нравится, они за это "болеют". Когда ты занимаешься такой общественной, социально значимой работой, то невозможно это делать просто потому, потому что тебе за это платят зарплату. Это невозможно делать без души, без того, чтобы отдавать часть себя своей деятельности. Поданные на конкурс проекты связаны с экологией, с уходом за людьми, с обучением... 

— А как вы в целом оцениваете значение "Сахалинского маяка" для общественный объединений социальной направленности? 

— Я думаю, это большой повод для таких организаций и людей рассказать о себе. Конкурс достаточно большой, хорошо распиаренный. Благодаря этому общественники смогут привлечь больше волонтеров, привлечь внимание к своим проектам. Особенно, я знаю, что важно рассказывать о таких проектах детям, молодежи, чтобы привлекать в орагнизации все новых участников. Например, это актуально для объединений с патриотическим, образовательным уклоном. 

Ведь часто мы знаем о каких-то волонтерских, экологических движениях, получивших свое распространение на материке, при этом можем не знать об интересных проектах, которые реализуются у нас на островах. Я думаю, конкурс сможет помочь изменить эту ситуацию.

 

— А для своего проекта какого эффекта ожидаете от участия в премии? 

— Такого же! Потому что мы уже три года работаем, а люди иногда приходят и говорят, что только вчера узнали о нас. Я всегда удивляюсь, несмотря на то что рекламу периодически запускаем, премии и дипломы какие-то нам вручают, гранты. Но все же встречаются те, кто о нас не слышал. Сейчас для нас премия — повод еще раз громко о себе заявить. 
 

подвал.jpg

8 800 100 0 123

Звонок по России
бесплатный

Официальный сайт ежегодной премии «Сахалинский маяк»

2020 Министерство государственного управления Сахалинской области

Все права защищены